Вход Господень в Иерусалим

Торжественный вход Господа в Иерусалим.


Величаем Тя, /
Живодавче Христе, /
Осанна в вышних /
и мы Тебе вопием /
Благословен Грядый во Имя Господне.

Величание Входу Господню в Иерусалим

Общее воскресение /
прежде Твоея страсти уверяя /
из мертвых воздвйгл еси Лазаря, Христе Боже. /
Темже и мы, яко бтроцы победы знамения носяще, /
Тебе Победителю смерти вопием: /
осанна в вышних, /
благословен Грядый во имя Господне.

Тропарь Входу Господню в Иерусалим

Торжественный вход Господа в Иерусалим.

Вскоре после воскрешения Лазаря, за шесть дней до еврейской Пасхи, Иисус Христос совершил торжественный вход в Иерусалим, чтобы показать, что Он есть истинный Христос Царь и идет на смерть добровольно.

Приблизившись к Иерусалиму, придя к селению Виффагии, к горе Елеонской, Иисус Христос послал двух учеников Своих, сказав: «идите в селение, которое прямо перед вами; там вы найдете, привязанную ослицу и молодого осла с нею, на которого никто из людей никогда не садился; отвяжите их и приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу».

Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус Христос. Они привели ослицу и молодого осла, покрыли осла своими одеждами, и Иисус Христос сел на него.

Между тем, в Иерусалиме узнали, что Иисус, воскресивший четверодневного Лазаря, идет в Иерусалим. Множество народа, собравшегося отовсюду к празднику Пасхи, вышло к Нему навстречу. Многие снимали с себя верхние одежды и постилали их Ему по дороге; другие срезали пальмовые ветви, несли их в руках и бросали по дороге. И весь народ, сопровождавший и встречавший Его, в радости восклицал: «осанна (спасение) Сыну Давидову! благословен грядущий во имя Господне (т. е. достоин хвалы, идущий от имени Господа, от Бога посланный) Царь израилев! Осанна в вышних!»

Приблизившись к Иерусалиму, Спаситель со скорбью смотрел на него. Он знал, что народ отвергнет Его, — своего Спасителя, — и Иерусалим будет разрушен. Иисус Христос заплакал о нем и сказал: «О, если бы ты хотя в этот твой день узнал, что служит к миру (т. е. спасению) твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих (т. е. ты упорно закрываешь глаза на все Божие благоволение, посылаемое тебе). Придут на тебя дни, когда враги обложат тебя окопами и окружат тебя и отеснят тебя отовсюду и разорят тебя, побьют детей твоих и не оставят в тебе камня на камне, за то, что ты не узнал (не захотел узнать) времени посещения твоего» (т. е. времени, когда Господь посветит тебя).

Когда Иисус Христос вошел в Иерусалим, весь город пришел в движение, и спрашивали не знавшие Его: «Кто это?»

Народ отвечал: «это — Иисус, пророк из Назарета Галилейского», и рассказывали при этом, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых.

Войдя в храм, Христос снова, как и в первый год Своего учения, выгнал из него всех продающих и покупающих, говоря им: «написано: — Дом Мой домом молитвы наречется для всех народов — а вы сделали его вертепом разбойников».

Слепые и хромые обступили Его в храме, и Он их всех исцелил. Народ, видя чудеса Иисуса Христа, еще больше стал прославлять Его. Даже малые дети, бывшие в храме, восклицали: «осанна Сыну Давидову!»

Первосвященники же и книжники негодовали на это и сказали Ему: «слышишь ли, что они говорят?»

Иисус Христос ответил им: «да разве вы никогда не читали: — из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу?» (Псал. 8, 3).

В следующие затем дни Иисус Христос учил в храме, а ночи проводил вне города. Первосвященники, книжники и старейшины народа искали случая погубить Его, но не находили, потому что весь народ неотступно слушал Его.

ПРИМЕЧАНИЕ: См. в Евангелии от Матфея, гл. 21, 1-17; от Марка, гл. 11, 1-19; от Луки, гл. 19, 29-48; от Иоанна, гл. 12, 12-19.

Торжественный вход Господень в Иерусалим празднуется св. Православною Церковью в последнее воскресенье перед светлым праздником Пасхи. Это — один из великих праздников и называется он еще Вербным Воскресеньем, потому что в этот день за всенощною службою Божию (или за утренею) раздаются молящимся освященный ветви вербы или других растений. В старину с зелеными ветвями встречали царей, возвращавшихся с торжеством после победы над врагами. И мы, держа в руках первые распускающиеся весною ветви прославляем Спасителя, как Победителя смерти; потому что Он воскрешал умерших и в этот самый день входил в Иерусалим для того, чтобы умереть за наши грехи и воскреснуть и тем спасти нас от вечной смерти и вечных мук. Ветка служит у нас тогда знаком победы Христа над смертью и должна напоминать нам о будущем воскресении всех нас из мертвых.

Глава из Закона Божьего


Благословен грядый во имя Господне!
Из тропаря праздника

Праздники бывают разные. Сейчас мы встречаем праздник Входа Господня в Иерусалим; это один из самых трагических праздников церковного года. Казалось бы — все в нем торжество: Христос вступает в Святой Град; встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом; разве здесь есть что-то трагическое?

Увы, есть! Потому что все это торжество, все это ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании, и та же самая толпа, которая сегодня кричит: «Осанна Сыну Давидову!», то есть, «Красуйся, Сын Давидов, Царь Израилев», в несколько дней повернется к Нему враждебным, ненавидящим лицом и будет требовать Его распятия.

Что же случилось? Народ Израилев от Него ожидал, что, вступая в Иерусалим, Он возьмет в свои руки власть земную; что Он станет ожидаемым Мессией, Который освободит Израильский народ от врагов, что кончена будет оккупация, что побеждены будут противники, отмщено будет всем.

А вместо этого Христос вступает в Священный Град тихо, восходя к Своей смерти… Народные вожди, которые надеялись на Него, поворачивают весь народ против Него; Он их во всем разочаровал: Он не ожидаемый, Он не тот, на которого надеялись. И Христос идет к смерти…

Но что же остается одним, и что завещает нам Христос Своей смертью?

В течение именно этих дней, говоря народу о том, какова будет их судьба, когда они пройдут мимо Него, не узнав Его, не последовав за Ним, Спаситель Христос говорит: Се, оставляется дом ваш пуст; отныне пуст ваш храм; пуст ваш народный дом; опустела душа; опустели надежды; все превратилось в пустыню…

Потому что единственное, что может превратить человеческую пустыню в цветущий сад, единственное, что может дать жизнь тому, что иначе — пепел, единственное, что может сделать человеческое общество полноценным, единственное, что может помочь человеческой жизни стремиться полноводной рекой к своей цели, — это присутствие Живого Бога, дающего вечное содержание всему временному: Того Бога, Который настолько велик, что перед Ним нет ни великого, ни малого, а в каком-то смысле все так значительно — как перед любовью: самые мелкие, незаметные слова так дороги и значительны, а большие события иногда так ничтожны в таинстве любви.

Оставляется вам дом ваш пуст… Народ искал земной свободы, земной победы, земной власти; его вожди хотели именно властвовать и побеждать. И что осталось от этого поколения? Что осталось от Римской империи? Что вообще осталось от всех тех, которые имели в руках власть и думали, что никогда она не отнимется у них? — Ничто. Порой — могилы; чаще — чистое поле…

А Христос? Христос никакой силы, никакой власти не проявил. Перед лицом непонимающих Его Он так непонятен: Он все мог, Он мог эту толпу, которая Его так восторженно встречала, собрать воедино, из нее сделать силу, получить политическую власть. Он от этого отказался. Он остался бессильным, беспомощным, уязвимым, кончил как будто побежденным, на кресте, после позорной смерти, среди насмешек тех, могилы которых теперь не сыскать, кости которых, пепел которых давно рассеяны ветром пустыни…

А нам завещал Христос жизнь; Он нас научил тому, что, кроме любви, кроме готовности в своем ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего. Он нас научил тому, что кроме любви, кроме готовности в своем ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего. Он нас научил тому, что человеческое достоинство так велико, что Бог может стать Человеком, не унизив Себя. Он нас научил тому, что нет ничтожных людей, тому, что страдание не может разбить человека, если только он умеет любить. Христос научил нас тому, что в ответ на опустошенность жизни можно ответить, отозвавшись только мольбой к Богу: Приди, Господи, и приди скоро!..

Только Бог может Собой заполнить те глубины человеческие, которые зияют пустотой и которых ничем не заполнишь. Только Бог может создать гармонию в человеческом обществе; только Бог может превратить страшную пустыню в цветущий сад.

И вот сегодня, вспоминая вход Господень в Иерусалим, как страшно видеть, что целый народ встречал Живого Бога, пришедшего только с вестью о любви до конца — и отвернулся от Него, потому что не до любви было, потому что не любви они искали, потому что страшно было так любить, как заповедал Христос, — до готовности жить для любви и умереть от любви. Они предпочли, они хотели, жаждали земного. Осталась пустыня, пустота, ничто…

А те немногие, которые услышали голос Спасителя, которые выбрали любовь и уничиженность, которые захотели любить ценой своей жизни и ценой своей смерти, те получили, по неложному обещанию Христа, жизнь, жизнь с избытком, победную, торжествующую жизнь… Это — праздник, который мы сейчас вспоминаем, который мы сейчас празднуем; это день страшнейшего недоразумения: одним оставляется дом их пуст, другие входят в дом Божий и становятся сами храмом Святого Духа, домом Жизни. Аминь.

 

Проповедь митрополита Антония Сурожского

просмотры (260)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *